PRAKTIK 

Во-первых, типичные для 20-го века вознаграждения, те стимулы, которые считаются неотъемлемой частью умения вести бизнес, работают, но только в предельно узком диапазоне условий.
Во-вторых, те же вознаграждения типа \"если…то…\", часто губят творчество.
В-третьих, секрет высокой продуктивности не в системе  награждения и наказания, а в невидимом внутреннем двигателе: стремлению создавать, стремлении делать что-то, потому что это важно.
Вот вам самое главное. Вот — самое лучшее.
Честно говоря, мы это уже знали. Наука подтверждает то, что мы чуем сердцем.
Так что, если нам удастся устранить разрыв между (научным) знанием и (деловой) практикой, если нам удастся утвердить наше понимание мотивации и пронести его в 21-й век, если нам удастся отбросить ленивую по природе и опасную идеологию кнута и пряника, мы сможем усилить наш бизнес, мы сможем решить множество \"нерешаемых\" загадок и возможно, возможно, возможно, нам удастся изменить мир.

"}»>

Имеется разрыв между научным знанием и деловой практикой.

Что известно науке?
Во-первых, типичные для 20-го века вознаграждения, те стимулы, которые считаются неотъемлемой частью умения вести бизнес, работают, но только в предельно узком диапазоне условий.
Во-вторых, те же вознаграждения типа «если…то…», часто губят творчество.
В-третьих, секрет высокой продуктивности не в системе  награждения и наказания, а в невидимом внутреннем двигателе: стремлению создавать, стремлении делать что-то, потому что это важно.
Вот вам самое главное. Вот — самое лучшее.
Честно говоря, мы это уже знали. Наука подтверждает то, что мы чуем сердцем.
Так что, если нам удастся устранить разрыв между (научным) знанием и (деловой) практикой, если нам удастся утвердить наше понимание мотивации и пронести его в 21-й век, если нам удастся отбросить ленивую по природе и опасную идеологию кнута и пряника, мы сможем усилить наш бизнес, мы сможем решить множество «нерешаемых» загадок и возможно, возможно, возможно, нам удастся изменить мир.